Раньше использование пищевых красителей было уделом небольшой группы людей. В этом нет ничего удивительного, так как их изготовление натуральных красителей дело долгое, непростое и затратное, что влияло на конечную стоимость продукта – она была просто баснословной.

Для изменения цвета продуктов и еды использовали измельченные корни, листья, семена и цветы растений, различные ягоды и фрукты.

Например, из высушенных рылец цветка шафрана посевного получают один из самых древних красителей – шафран. Это очень, очень дорогая пряность - в одном цветке всего три рыльца, и для получения килограмма шафрана используется 200-250 тысяч цветков. А ведь их нужно еще собрать и обработать! Древние греки и римляне, Александр Македонский и Клеопатра, Китай и Русь, античность и Средневековье, Европа и Америка  -  везде и всюду побывал шафран. В Европе были документально зафиксированы «шафрановые войны» и суровое наказание за подделку этого красителя оранжевого цвета.

Не менее интересна история и кармина – красителя красного цвета, которые производят самки насекомых под названием кошениль. Из-за трудоемкости сбора насекомых и экстрагирования из них кармина, это один самых дорогостоящих природных красителей.

Перечень пищевых красителей, изготавливаемых из природного сырья, на шафране и кармине не заканчивается. В пищевой промышленности используется каротин (желто-оранжевый цвет), который получают из тыквы и моркови и аннато (желтый), получаемый из семян одноименного дерева. А ведь есть еще краситель животного происхождения – астаксантин, его источник – рыбы семейства лососевых и крилевое масло.

Таким образом, натуральные пищевые красители добрались из древности и до наших дней. Но технический прогресс и качественный скачок развития науки, который произошел в XIX веке, коснулся и производства красителей.

При этом многие синтетические красители были получены случайно, в ходе химических опытов, не имевших отношения к предмету исследования. В этом смысле показательной является история молодого английского ученого Уильяма Перкина, который хотел создать новое лекарство от малярии, но вместо этого из каменноугольной смолы получил мовеин – очень стойкий краситель красновато-фиолетового цвета.

Так был синтезирован второй синтетический краситель. Первым был фуксин (ярко-красный цвет), который получил после нагревания технического анилина с дихлорэтаном польский химик Якуб Натансон. А сам анилин десятилетием ранее синтезировал Николай Зинин, первый  президент Русского химического общества.

С этого и стартовала эра синтетических пищевых красителей. Они значительно дешевле натуральных, устойчивы к изменениям pH среды, стабильны к свету, удобны в дозировке и применении, сохраняют окраску при хранении продукта.

В свою очередь появление в свободном доступе окрашенных продуктов вызвало невиданный потребительский бум. Синтетические красители буквально ворвались в повседневную жизнь. Их применяли везде – пищевое производство, косметика, фармацевтика, легкая промышленность и пр.

С развитием синтетических красителей изменялись и правила их использования, требования к качеству, появились новые законодательные и нормативные акты, регулирующие их применение. Со временем какие-то красители уходят в прошлое, идут активные разработки новых, более качественных, отвечающих всем современным требованиям. В любом случае, почти за два века использования синтетических пищевых красителей, без них уже сложно представить нашу жизнь.